Секс и любовь с точки зрения семьи



Мой опыт показывает, что для клинического понимания сексуальности и жизни супружеских пар наиболее полезна теория, развиваемая британской школой объектных отношений. Она объединяет точки зрения таких секс и любовь с точки зрения семьи мыслителей, как Майкл Балинт, Гарри Гантрип, Дональд Винникотт и Рональд Фэйрберн, который является одним из главных теоретиков данного направления. Их взгляды развивались на основе фрейдистских принципов, и, кроме того, нельзя не признать, что клинические работы Мелани Кляйн и ее последователей из английской школы оказали на них сильное влияние, хотя они и не принадлежат к кляйнианской теоретической системе[].

Согласно модели Фэйрберна, психика новорожденного ребенка состоит из единого, или первоначального, недифференцированного Эго, слившегося в беспомощных и зависимых отношениях с объектом его привязанности — матерью. Поскольку мать не может быть идеальным объектом зависимости, возникает неизбежная фрустрация, перед лицом которой ребенок беспомощен.

Они подавляются вместе с инвестированной в них частью самого Эгоа секс и любовь с точки зрения семьи вместе с либидинальной и антилибидинальной его частямии аффектамив каждом случае характеризующими отношения между частью Эго и его объектом.

Психический аппарат теперь состоит из либидинального Эго и его возбуждающего либидинального объекта — системы, для которой характерны возбуждение и страсть, а также антилибидинального Эго и его отвергающего антилибидинального объекта, отношения которых характеризуются фрустрацией и агрессией.

Эти структуры отщепляются от осознанного опыта за счет подавления. Фэйрберн связывает центральное Эго с более сознательными функциями. Они сохраняют свои инфантильные примитивные качества вне зависимости от более позднего опыта индивида. Аналогичным образом, благодаря подавлению, либидинальная и антилибидинальная системы становятся главными факторами, воздействующими на трансферентные явления в дальнейшей жизни.

На соответствующей диаграмме схема А.

Секс и любовь с точки зрения семьи

Еще один фактор, описанный Фэйрберном, представляет для нас интерес. Из-за привязанности к отвергающему объекту антилибидинальное Эго усиливает подавление либидинального Эго центральным см. В нем объединены действительно фрустрирующие и выдуманные свойства матери.

Либидинальное, или возбуждающее, Эго есть интернализация потребностей, оставшихся от чувства безответной любви и невыносимой страсти. Либидинальный объект в фантазиях возбуждает неудовлетворимую потребность и компенсирует страсть не приносящим удовлетворения попустительством. Либидинальное Секс и любовь с точки зрения семьи стимулирует такое поведение. Возвращаясь к взаимодействию либидинальных и антилибидинальных структур, мы можем утверждать, что гнев, порождаемый фрустрацией, усиливает иррациональность либидинального Эго и объекта.

Переживание ограничений заставляет ребенка рационализировать ситуацию, почувствовать свое право на обладание возбуждающим объектом и одновременно сильнее защищаться от боли осознания неудовлетворенной потребности.

В результате либидинальная система может оказаться скрытой и труднодоступной для анализа — вот почему, например, жажда секс и любовь с точки зрения семьи в супружеской паре часто прикрыта ненавистью и отрицанием.

Именно эти две структуры и переживание индивидом войны с самим собой создают трансферентные явления в психоаналитической терапии. Пациенты относятся к терапевтам как к разумным, стремящимся быть полезными помощникам, и в то же время воспринимают их как родителей, возбуждающих неприятные желания, или фрустрирующую, не понимающую их часть родителей, которую они ненавидят.

Эти трансферентные элементы также представляют собой мощную силу, воздействующую на семейную жизнь и развитие по мере того, как внутренний мир растущего ребенка влияет на его актуальную внешнюю действительность и сам претерпевает изменения под действием нового опыта.

Фэйрберн изначально находился под сильным влиянием ранних работ Мелани Кляйн, посвященных внутренним объектам[]. Исследования, выполненные ею и ее сотрудниками, и по сей день представляют большой интерес для теоретиков семейной психологии[]. Кляйнианцы утверждают, что в первые полгода жизни младенец организует свой опыт с помощью неинтегрированных ментальных операций, потому что он способен только на примитивные процессы, основанные на проекции, интроекции и расщеплении.

Ребенок неизбежно сталкивается с ранней фрустрацией и с тревогой инстинкта смерти, неотъемлемо присущими параноидно-шизоидной позициинаходясь на которой он проецирует собственную примитивную агрессию на образ матери. Инстинкт смерти можно также интерпретировать как собственную деструктивность ребенка, направленную на объект его удовлетворения. Хотя Кляйн понимала этот инстинкт иначе, такой подход может быть полезен для тех, кто усматривает недостатки в самой его идее.

Для параноидно-шизоидной позиции характерна параноидная тревога и расщепление Эго и объекта. Первая позиция никогда полностью не замещается второй и продолжает свое существование как потенциальная возможность функционирования.

В первые месяцы ребенок не может воспринимать всю мать целиком, поскольку его способность к переработке информации еще не полностью сформирована. Чтобы сохранить позитивные переживания, связанные с ней, он проецирует свой гнев на образ груди и других частей тела, в том числе пениса. Эти образы впоследствии повторно интроецируются ребенком, так зарождается его внутренний мир. В то же время существует и другой образ груди и прочих частей материнского тела, воспринимаемый ребенком как любящий и дающий ему пищу и комфорт.

По мнению Кляйн, в идеальный объект инвестируется либидинальное влечение, а в плохой объект — инстинкт смерти. Таким образом, изначальный объект разделяется на две основных составляющих: По Фэйрберну, существуют три объекта: Идеальный объект центрального ЭгоВозбуждающий либидинальная система и Отвергающий антилибидинальная система. До сих пор не было предпринято попытки объединить эти две точки зрения.

В первые месяцы жизни идеальный и плохой частичные секс и любовь с точки зрения семьи воспринимаются ребенком как отдельные сущности, его внутренний мир характеризуется фрагментарностью. Такие механизмы, как расщепление и проекция, в дальнейшем становятся основой для психического разделения и установления секс и любовь с точки зрения семьи отдельного от матери Я, однако в то же время они порождают тенденцию относиться к себе и к другим как к полностью хорошим идеальным или полностью плохим.

Даже когда ребенок начинает воспринимать мать как целостную личность, она все равно остается секс и любовь с точки зрения семьи него двойственной: Поскольку он приписывает все хорошее идеальному объекту, он хочет и сам стать его частью, чтобы никогда с ним не расставаться.

Страстно желая обладать идентифицироваться с идеалом, он завистливо нападает на. Секс и любовь с точки зрения семьи ранняя агрессия против источников жизни и блага связана с деструктивной завистью. Подводя итог вышесказанному, повторим, что для первых месяцев параноидно-шизоидной позиции характерны психические процессы расщепления, проекции интроекции, отношения с частичными объектами и размытое переживание дезинтеграции.

Во втором полугодии своей жизни ребенок переходит на депрессивную позицию. Это значит, что он начинает воспринимать мать как целостный объект испытывать в отношении нее амбивалентность, уже не расщепляя ее на частичные объекты. Теперь он нападает на мать, вызывающую у него двойственные чувства, и теряет ее как внешний и внутренний объект. Он чувствует, что хороший объект может пострадать от его атак, от этого возникает чувство вины, переживание утраты, подавленность, составляющие депрессивную тревогу.

Однако эти чувства также учат ребенка переносить горе, тосковать по хорошему объекту и восстанавливать. Когда ребенок на депрессивной позиции чувствует, что из-за собственной деструктивности лишился хорошего объекта, он испытывает отчаяние. Хотя он может регрессировать к параноидным защитным механизмам, при благоприятном исходе у него постепенно секс и любовь с точки зрения семьи способность переносить депрессию и чувство вины и пытаться восстановить поврежденный любимый объект[].

В этом проявляется всемогущественное отрицание депрессивной тревоги. Необходимо также осветить точку зрения Кляйн на роль отца и родительской пары как единого образования.

Секс и любовь с точки зрения семьи

Ребенку приписывается страсть к пенису отца, секс и любовь с точки зрения семьи вскоре после того, как он начинает воспринимать грудь. Прежде чем начать полностью разделять отца и мать, он создает воображаемую фигуру, состоящую из обоих родителей, слившихся в половом акте.

Таким секс и любовь с точки зрения семьи, пенис отца воспринимается им как часть тела матери. Кляйн предполагает существование ранней, догенитальной, формы эдипова комплекса соперничества с одним родителем за обладание другим уже с начала депрессивной позиции. Под влиянием ранних фантазий о родительском единении ребенок чувствует острую ревность и зависть, поскольку ему кажется, что они удовлетворяют друг друга в этом слиянии, из которого он исключен.

Многие идеи кляйнианской группы довольно противоречивы, особенно те, что касаются инстинкта смерти как источника агрессии, а также раннее датирование возникновения сложных психических явлений и отведение чрезмерно важной роли самодетерминации ребенком своего развития без учета родителей и внешнего мира, разделяемое, фактически, только данной школой.

Секс и любовь с точки зрения семьи

Тем не менее, их открытия несут нам много полезной информации о психическом функционировании в дальнейшей жизни. Например, для теории супружеской жизни наиболее важны понятия интроективной и проективной идентификации. В то время как идеи Кляйн углубляют наше понимание роли интроективных и проективных процессов, зависти, вины, маниакальных защит и восстановления, они оказываются малополезны при осмыслении роли родителей или матери в начале жизни ребенка.

Но благодаря концепции Фэйрберна, который не считал, что секс и любовь с точки зрения семьи ребенка развиваются в изоляции, у нас есть возможность рассмотреть вклад как актуального опыта отношений ребенка с матерью, так и влияния самого ребенка на окружающий его мир, осуществляемого посредством его интерпретаций, категоризации и взаимодействия с. Объединение этих двух позиций может помочь создать полезный инструмент для понимания взаимовлияющих процессов.

Семья представляет собой образование, которое должно пройти определенные стадии развития. Ее основная задача состоит в том, чтобы обеспечивать стабильные фигуры привязанности для каждого из ее членов и в то же время способствовать их индивидуальному развитию.

В свою очередь, каждый индивид, входящий в состав семьи, изменяет ее в соответствии со своими особенностями — как свойственными его уникальной личности, так и общими для той стадии развития, на которой он пребывает.

Существуют определенные характеристики, общие для супружеских пар секс и любовь с точки зрения семьи детей и отличающие их от семей с младенцами, в то время как семьи с детьми-подростками образуют отдельную группу.

Секс и любовь с точки зрения семьи

Для каждой из этих категорий мы могли бы перечислить некоторые общие проблемы и задачи, возникающие перед членами семьи благодаря сочетанию стадий развития, на которых они находятся.

Например, грудной ребенок предъявляет к матери определенные требования, которые могут быть сопряжены с проблемами для нее, особенно если она по какой-то причине секс и любовь с точки зрения семьи в подавленном состоянии или секс и любовь с точки зрения семьи страх.

Но даже если она готова отвечать его требованиям, взаимодействие с ребенком вызывает в ней изменения. Это благодаря ему она становится матерью. Ребенок в некотором смысле дает ей жизнь в материнском качестве. В свою очередь, изменяются и ее отношения с мужем: Пользуясь терминами исследований детско-материнских отношений, можно сказать, что вместо одной реципрокной связи мать теперь приспосабливается к двум cue-affect-behavior synchronies: Отец делает то же самое, хотя и в меньшей степени.

Таким образом, стадия развития родителей одновременно находится под воздействием развития ребенка и оказывает влияние на. Поскольку подавляемые либидинальная и антилибидинальная системы остаются относительно неизменными во времени, они продолжают входить в состав Я, не подвергаясь процессу созревания. Некоторые элементы поведения родителя действительно сохраняются, и такая стабильность в течение продолжительного периода подкрепляет структуру внутреннего опыта.

Секс и любовь с точки зрения семьи

В зависимости от того, насколько неизменно ведет себя родитель, модель, интроецированная ребенком, закрепляется и становится все более ригидной. Опыт, усвоенный в начале жизни, преобразуется в очень устойчивые модели — как потому, что внешний и внутренний миры становятся ближе, так и потому, что зачастую они поддерживаются постоянством родительского поведения[]. Внутренняя модель опыта до определенного предела подвластна изменениям, но им противостоит сила инерции.

Психотерапия обычно занимает так много времени именно потому, что устоявшиеся старые модели могут изменяться лишь очень медленно секс и любовь с точки зрения семьи каждая внутренняя перемена сопряжена с потерей части знакомого внутреннего мира, которую нужно оплакать, прежде чем ее место займет новая модель[].

Секс и любовь с точки зрения семьи

Таким образом, у растущего ребенка наблюдается тенденция частично использовать родителя в трансферентном смысле, ощущая при этом иллюзорную секс и любовь с точки зрения семьи, что ни он сам, ни его родитель не изменились со времени более раннего опыта. Несмотря на эту иллюзию, ребенок посылает также сигналы о том, что ему нужен родитель, соответствующий актуальному уровню его развития. Родитель часто чувствует эту несогласованность, поскольку он тоже стремится отвечать меняющимся потребностям растущего ребенка, однако встречается с отношениемкоторое можно ожидать от секс и любовь с точки зрения семьи более младшего возраста.

Разумеется, нередко родителя вынуждают быть таким, как раньше, или, напротив, он сам может избегать роли, уместной исходя из уровня развития ребенка, из-за актуализации собственных старых конфликтов. Окончательные отношения между родителем и ребенком разворачиваются не только на уровне центральных Эго и реальных внешних объектов.

Например, либидинальное Эго ребенка, взаимодействуя с родителем, может бессознательно искать в нем соответствие с возбуждающим объектом ребенка.

Секс и любовь с точки зрения семьи

Если же родитель не реагирует, ребенок может увидеть в этом проявление антилибидинального объекта. Эта ситуация представлена на схеме А. На диаграмме показан ребенок, стремящийся удовлетворить свои потребности идентифицирующийся с аналогичными тенденциями в родителе посредством проективной идентификации. Если в ответ он встречает отвержение, он отождествляется с фрустрацией антилибидинальной системы родителя через интроективную идентификацию. Его либидинальная система с новой силой продолжает подавляться антилибидинальной системой.

Секс и любовь с точки зрения семьи

Теперь он воспринимает родителя как отвергающий объект, активизирующий антилибидинальную систему.

Еще смотрят:

© 2018 buklya.info